Валёк – 19 ноя 2012 11:39

В мире проводится много гонок различного уровня, но одной из самых сложных и продолжительных  считается гонка в Патагонии(Южная оконечности Южной Америки) - http://www.patagonianexpeditionrace.com/index.php

Patagonian Expedition Race

КВ прошлогодней гонки было 10 суток, а время лидера 6 дней с небольшим. В прошлом году в этой грандиозной гонке приняла участие наша российская команда «Red Fox/GORE-TEX» в составе Марии Пляшечко, Павла Демещик, Саши Эдуардова и Максима Вафина. Наши ребята прошли всю дистанцию до конца, заняли 9 место, с результатом 7 дней 21 час. Следующая гонка пройдет в феврале 13 года на которую ребята тоже собираются поехать, а сейчас предлагаю вашему вниманию интервью в котором на мои вопросы отвечали два участника нашей команды: Маша Пляшечко и Павел Демещик.

Максим: Прочитал ваши (команды) рассказы о гонке - в них очень бросается в глаза эмоциональная составляющая как в вопросах так и в ответах, возможно это потому что по горячим следам, возможно потому что рассчитано на более широкую аудиторию (нежели мультиспортсмены), но мне  бы хотелось узнать о вещах более конкретных и более конкретно или более детально если это возможно.


Павел: Первое, что хотелось бы сказать:

Мне приходилось встречать множество отчетов типа «а потом у нас был такой-то этап, там мы побежали и взяли такой-то КП, а потом у нас был другой этап, там мы сели на велосипед…». И тому подобное. Мало кому - кроме автора и, может, пары-тройки человек, которые участвовали в этой гонке и могут подметить для себя что-то сугубо личное, такие отчеты неинтересны. Читать это больше двух абзацев невозможно.

Для того, чтобы привлечь стороннего читателя или заинтересовать кого-то нашим видом спорта, надо стараться делать хорошую художественную картинку. Глянцевую. Эмоциональную. С переживаниями. Больше фотографий. Меньше букв и детализации. А если меньше букв не получается, то хотя бы складно и вдохновенно, не в режиме акына («что вижу, то пою»).

Если есть конкретные вопросы – задавайте. Ты первый, кто задал, на самом деле :), спасибо.

На такие вопросы грех не ответить так же подробно. Вот и затянулось всё…

Patagonian Expedition Race

Максим: И так вопрос: когда было принято принципиальное решение об участии, сколько времени оставалось на тренировочную подготовку, и была ли она, или в таких длинных гонках это бессмысленно. Если была подготовка то какими объемами - набега, наезда, наплыва оперировали. Тренировались  ли специальные навыки ну например закаливание....

Павел: Начну издалека. С идеей поездки в Патагонию давно носился Шурик Эдуардов, известный мультиспортсмен из Питера (команда «МыШы»). Сколько мы с ним близко знакомы, столько он эту гонку упоминал. Однако сама по себе команда для такого масштабного путешествия на край света не соберется.  Нужны желание, опыт участников, финансовые ресурсы… и особая «химия», настрой, что ли.

На самом деле мы давно собирались на Большую Гонку, желательно Мировой серии. Еще в июне 2011 года должны были ехать наThe APEX Race в Швейцарию: проплатили недешевый стартовый взнос, взяли билеты… И вдруг, за месяц до поездки, нас с Саней в течение недели жестоко вырубает: http://www.x-race.msk.ru/news.php?extend.1953.  Пришли в себя, оглянулись… Что-то делать надо. И тут вспомнилась Патагония. Дело было в конце августа, заявились в сентябре.  То есть за 4,5 месяца до старта.  Казалось, что времени у нас выше крыши…

…А все равно не хватило.

У нас все четверо живут в разных городах, и только Маше в Мельбурне повезло с климатом.  А в Москве, Питере и Екатеринбурге большая часть времени подготовки пришлась на самый противный слякотный период - переход осени в зиму. Бегали понемногу, я махал вёслами в гребной яме (впрочем, не сильно помогло). Наш уральский самородок Макс как-то пошел у себя грести – а там лёд на озере :).  Поехали на новый год в Отепя, на родину эстонских олимпийских чемпионов, кататься по подготовленным лыжным супертрассам – а там дожди и заледеневший асфальт. Вот так и готовились…

Если еще раз соберемся, готовиться будем по-другому. Специальных навыков на гонке особо не требуется, кроме крепости духа. Восьмидневный нон-стоп все равно не натренируешь. Подготовка к такой гонке должна сводиться к бегу на сверхдлинные расстояния (марш-броски, рогейны очень в тему, и чем тяжелее рюкзак, тем лучше). И важнейший, сложнейший элемент – это гребля. Переплывание 27-километрового Магелланова пролива с метровыми волнами лично мне показалось весьма жестким опытом.  Даже не знаю, как правильно подготовиться к таким испытаниям. Гребной ямы в зимнем городе явно недостаточно. Одна из разумных идей - в январе лететь к теплым морям, брать в аренду каяк и неделю из него не вылезать. А вот польза лыж, на что мы, в основном, налегали в своих заснеженных городах – всё-таки сомнительна. Бегать надо, бегать много и по пересеченной местности, с рельефом. Ну а велосипед – то единственное, что можно крутить в зале в любую погоду.

Маша: Трудно сказать про принципиальное решение, я, кажется, где-то летом в июле обмолвилась о том, что поехали бы в Патагонию, а команда в лице Паши и Саши Эдуардова, кажется, где-то весной уже решила, что едет. Эмоциональная сфера, наверно, больше освещается в рассказахотчетах, да, потому что кажется, что это интересней, нежели практические вещи, которые всегда одинаковые. . Я ничего в своей стандартной тренировочной программе не меняла, в целом, наверно, если кто-то собереться ехать, необходимо четко понимать, что гребля будет серъезная даже не с точки зрения физической подготовки, а со стороны психологии- ощущение открытой воды Магеланового пролива даже в самую тихую погоду- серьезно давит на психику. Надо немного по морю погрести перед отъездом. Треккинг тоже хорошо потренироваться. Закаливание -  уж точно нет...

 Patagonian Expedition Race


Максим: Снаряжение: о прелестях одежды вы упомянули очень подробно, про обувь не увидел ничего: в чем бежали вы и если обратили внимание - лидеры, Какие фонари у вас и довольны ли ими, без навигатора трудно в экспедиции - как с этим обстояли дела, были ли залиты местные карты и насколько они помогали.

 

Павел: Давай говорить честно - о прелестях одежды нам нельзя не упомянуть, имея в экипировочных спонсорах Red Fox и GORE-TEX. Но упоминания эти – от самого чистого сердца. За всех говорить не будут, но лично у меня никогда до этой гонки не было такой хорошей одежды. Когда ночью на Огненной Земле пошел убойный «горизонтальный дождь» (ветер дует с такой силой, что капли летят параллельно земле, как будто ты попал в автомойку), ты одеваешь бронебойные штаны и куртку от Red Fox и едешь дальше, как в броневике. Ни с чем не сравнимое чувство.

Снаряжение в Патагонии – вообще ключевой фактор успеха. Нам-то еще относительно повезло с погодой: в первые 4 дня было достаточно тепло, почти без дождей (непогода налетала кавалерийским наскоками и через час-другой всё рассасывалось). А вот за год до нас, зимой 2011 года, было какое-то светопреставление: 4 суток без перерыва лил дождь, реки вышли из берегов… Ни одна команда, включая победителей, не смогла закончить 190-километрового длинного трекинга, команды снимали с дистанции вертолетом…

Без хорошей штормовой одежды там было просто не выжить. Да и тут тоже, организм через 6-7 дней практически непрерывного движения перестает вырабатывать и сохранять тепло. Только хорошая гортексовая одежда и спасает.

Patagonian Expedition Race

Обувь: не буду оригинален, мы бегаем в «Саломоне».X-Labs и SpeedCross. По-хорошему, на гонку надо было везти четыре пары. У меня было только три, и пришлось после гонки ходить в мокрой убитой обуви.  Что касается лидеров, то выбор стандартен – Salomon,Nike. У победителей –Adidas от спонсора. Эта фирма тоже стала развивать outdoor-обувь.

Вопрос про карты не до конца понял. Залиты куда? В GPS? Прибор был категорически запрещен, под угрозой дисквалификации. Но при этом входил в обязательное снаряжение (и такое бывает :).  Туда залили карты гонки, завернули в десять слоев полиэтилена и тщательно запломбировали, чтобы ты мог воспользоваться им только в случае аварийного схода с дистанции.

Карты были слабенькие, несмотря на рекламу.  Такое ощущение, что их делали с космоснимков, а рельеф рисовали каким-то машинным методом, «от балды», без ручной корректировки.  Получилось очень упрощенно, местами карта совершенно не передавала особенности местности. Единственное, чему можно было доверять – это гидрография, да и то на уровне значимых рек, ручьев. Мелкие притоки, разливы русел не отображались совершенно, что не способствовало четкой идентификации себя на местности. И в конечном итоге, на фоне усталости, вылилось в жесточающую ошибку, стоившую нами лишних семи часов.

Последний вопрос был про фонари. Благодаря Маше у троих из нас были австралийские фонарики Ay Up (http://www.ayup-lights.com/)

Они весьма и весьма дорогие, но при этом предельно функциональные. Третий сезон использую везде, где только можно, и не могу нарадоваться…

В качестве запасного я брал наш Vaska, несколько ночей на трекинге шел с ним. После трагической гибели Васи Смольянова этот замечательный бренд прекратил существование. Вася очень много сделал для развития мультиспорта, очень многих поддерживал своими фонарями и заботой. Специально для нас он сделал к июньской гонке в Швейцарии светильники для гребли, которые были там в обязательном снаряжении. Привез их в аэропорт. А через два дня конченый урод на «Форде», решивший обогнать грузовик по правому ряду, так нелепо прервал его жизнь…

Маша: Обувь- кажется, мы все шли в кроссовках Саломон разных моделей. Я предпочитаю Wings для длинных гонок. Обычные гоночные кроссовки для экспедиционных гонок. Лидеры шли примерно тем же путем. Наверно, сейчас с Саломоном может разве что Inov-8 посоревноваться в off-road линейке. Фонари использовать AY-UP всю дорого, светят ярко, весят не очень много, работают надежно- идеальный выбор мультиспортсмена. Во всем мире GPS в приключенческих гонках традиционно запрещен, поэтому вариант как было бы с ним даже и рассматривать смысла нет.

Patagonian Expedition Race

Patagonian Expedition Race

Максим:  Говорят чем длиннее гонка тем ровнее физподготовка у членов команды - то есть все сильно устают и нет самого слабого или самого сильного - так ли это или все таки всегда есть кто то более уставший - быть может сегодня ночью один а завтра утром другой. Мониторили ли как то свое состояние, может по пульсометру, ну например идем по пульсу 160 у самого медленного или все на глаз?

ПавелМы не такие продвинутые, чтобы вести медицинский контроль. Да и просто тащить с собой что-то лишнее было совершенно неразумно – рюкзаки и без того были набиты сверх меры.  По силам участники команды более-менее были равны (за исключением гребли, где экипаж Саши с Машей грёб примерно в два раза быстрее, чем мы с Максом).  Хотя Маша, конечно, на нашем фоне все-таки выделялась.

Слабым звеном под конец гонки оказался я. В последние два дня организм как-то дрогнул: воспалилась надкостница на правой ноге, раздуло раза в два пораненный большой палец на руке, и вообще жестоко колбасило. Другим, вообще-то, тоже было невесело, но я к тому моменту мог контролировать только собственные ощущения. Доползал этот бесконечный 5-дневный трекинг на уколах кетанова, которые Маша делала мне два раза в день.

Все-таки это интересное ощущение – идти до конца хотя бы потому, что сойти просто некуда…

Как предупредили еще до гонки организаторы, «в случае аварии мы вас, конечно, постараемся вывезти вертолетом, но приготовьтесь к тому, что ждать придется до 48 часов».

 Маша: Нет, по пульсометру ничего не мониторили, просто шли как могли и все. Обычно, темп в наибольшей степени лимитирован состоянием того, кто держит карту или кто-то плохо себя чувствует в текущий момент. Те, кто сильней, соответственно, стараются помогать тому, кому плохо, по мере возможностей. Но в условиях завалов, постоянных пересечений рек, камней и т.д. вряд ли можно чем-то сильно помочь, поэтому просто все идут как могут. Очень большое значение имеет опыт, каждый должен сам мониторить свое состояние и осознавать, в каком темпе ему надо двигаться, чтобы дойти до финиша.

Максим:  Вопрос по питанию: возможно выработалась стратегия на будущие длинные гонки или все индивидуально у каждого. Брали с собой спиртное, если да то что и как результат

Павел :У каждого есть свои предпочтения, но в целом просто пошли в супермаркет и закупились. Мне вообще Маша купила всю еду, пока я работал с картой. Купила и распаковала в полиэтиленовые мешочки. Повода пожаловаться не возникло ни разу.

Без спиртного наша команда не ходит в принципе. Шурик Эдуардов скорее еду скинет, если виски влезать не будет. Как я потом узнал, на длинный трекинг у нас был литр в пластиковой таре – виски и кашаса (латиноамериканская водка). Перед сном смачивали горло, как в горном походе. И вообще гонка уже на пятый-шестой день начала напоминать поход, только какой-то бесконечно однообразный.

Patagonian Expedition Race

Маша: Спиртное - это точно русская практика только (еще украинская только разве что). В другой раз брать бы не стала. В плане питания тоже вопрос физподготовки конкретной команды, если команда не достаточно опытна и не в лучшей форме - без горячей еды не обойтись, первая команда - без горячего обходится.  Моя стратегия из года в год всегда примерно стандартна для экспедиционных гонок: мешок разнообразных орехов-сухофруктов, мешок разных конфет, шоколодак, леденцов, вафли какие-нить, чипсы, сырокопченая колбаса, мясо, сыр плавленный, обычный, немного гелей, особенно на велосипед и греблю, где не очень удобно есть какую-то другую еду. фрукты, овощи, горошек-кукуруза в консервных банках в транизку.В Патагонию брали сухие супы в стаканах, вечером ели. Утром было варенье, разводили его с горячей водой пили. Был бы кисель, точно бы взяли.

Максим: Вопрос по фармподдержке организма: проводилась ли догоночная профилактика витаминонасыщение или что то еще... На гонке витамины, изотоники, гуарану...(Если вопрос некоректен то скоректируй как считаешь нужным)

ПавелНе буду ничего корректировать. Нам такие слова (витаминонасыщение) и действия незнакомы. Из химии были гели, традиционная гуарана, а еще «шлеха» - тонизирующий продукт компании Nutrend на натуральной, не гуарановой, основе (кого-то здорово бодрит, а меня вот не берет совсем).

Маша: В Патагонии спали относительно много, поэтому обошлись без гуараны. Догоночно, по-моему, никто ничего не проводил, я точно  нет. Изотоники на гонке- да, обязательно. Я еще брала на гонку бифидобактерии в таблетках, чтобы желудок с кишечником выжили с минимальными потерями.

Максим: Какой в итоге получился километраж и набор высоты по дистанции.

ПавелКогда говоришь про Патагонию, километры лучше вообще не упоминать, ибо они там совершенно не являются объективной мерой измерения протяженности и трудности гонки.

Лучше сказать так: километры бывают разные… Очень разные!  В сумме было около 480 км, но заняло это 8 дней. Более-менее быстрое передвижение было лишь на велосипеде по дорогам (два этапа – стартовый ночной 65 км и потом по ходу гонки еще 125 км по Огненной Земле). А вот трекинг… представьте сами: 150 километров мы пробирались пять дней практически нон-стоп (по 20-22 часа в сутки) со средней скоростью от 500 м до 2 км в час. Абсолютно дикая природа, практически без троп, сильно заболоченная, местами убитая бобрами просто до неузнаваемости. Движение настолько медленное, что уже в середине гонки начинает казаться, что ты всю жизнь живешь так, и за этими джунглями и турбалем (так местные называют эти бескрайние болота) ничего больше нет. Поэтому сравнивать километры на гонке все-таки не стоит, лучше про время. Победители потратили 147 часов,  мы, финишировавшие девятыми – 189 (по нашим подсчетам, чуть меньше – три часа нам накинули к результату не пойми с чего. Но принципиальной картины это не изменит).

А вот про набыор высоты точно не скажу, но по ощущениям – достаточно много. Не раз и не два приходилось перелезать через целые хребты.

Маша: Не знаю точно,GPSу нас же не было. Дистанции были такими (с небольшими округлениями) : 1 этап 60 км велосипе, 2 этап гребля где-то 35, 3 этап- треккинггребля 12 км, 4 этап - гребля около 27, 5 этап гребля 30, треккинг, 90, велосипед 120, треккинг 140.Набор не прямо уж огромный (в сравнении со Швейцарией, скажем), но достаточно приличный, может, 7-8 тысяч. Не уверена. Паша, наверно, лучше скажет, ибо он карту держал.

Максим: Разрыв между победителями и командами за чертой призеров очень велик, за счет чего  на твой взгляд, и реально ли вообще его уменьшить: физподготовка, опыт конкретной гонки, знание местности, знание языка, другое снаряжение, отсутствие залетов, что то еще.

ПавелФизподготовку никто не отменял, местность знать невозможно (Патагония слишком велика и неповторима, гонка каждый год проводится в новом районе). Главное – это опыт. Опыт навигации и передвижения по такой местности, оптимального выбора пути, правильного распределения сил и ночевок. У нас было несколько ошибок, самая болезненная из которых обошлась в 7-8 лишних часов (ушли не по той долине). Из тех 10 команд, которые дошли до финиша, лишь мы и датчане приехали туда в первый раз, все остальные там уже «прописались».Adidas Terrex выигрывает эту гонку четвертый раз подряд (правда, состав у них менялся, но преемственность видна), они просто знают, КАК это делать.  Как ходить, сколько и где спать, ну и морально вполне готовы к этой невыносимой бесконечности.  Плюс они способны и морально готовы провести 8 дней без горячей пищи/питья.

Все-таки главных составляющих успеха на этой гонке, на мой взгляд, две:  высокий моральный дух и четкая навигация. Они решают все. Впрочем, навыки гребли в открытой воде тоже дадут тебе достаточно много.

Patagonian Expedition Race

Patagonian Expedition Race

Маша: Опыт и физподготовка. Знание местности, не думаю. Скажем так, второй раз будет намного лечше, чем в первый, но принципиально, победители - это команда, которая состоит из людей, каждый из которых как минимум один раз выиграл Чемпионат Мира по приключенческим гонках. Думаю, это о многом говорит. Залеты - это то, что отличает команду выского уровня от обычной команды. Мы обычная команда, не самая слабая, но и не высокого уровня, что уж там.

Максим: Многие после гонок делают анализ залетов - сколько у вас в сумме набежало?

ПавелОколо 10 часов. Самый большой косяк случился, когда мы побежали за нашими друзьями-хорватами и одновременно убегали от французской «Лафумы», и на стыке карт сунулись не в ту долину. Косяк только мой, единственное, что могу сказать – чувствовал себя уже хреново, отрисовано это было крайне нечетко, пришлось ровно на стык двух разных карт, а проконтролировать выбор пути было в тот момент некому. Обнаружили слишком поздно, когда смысла идти назад уже не было. Спускались до конца и там прорывались по турбалю (местным болотам). Примерно 15 км лишних накрутили, то есть около 7 часов.

Французов, увязавшихся за нами, это морально подломило и они сошли на первом же обитаемом КП.  Потом, на корабле, я им попытался рассказать им про про великого героя русской нации Ивана Сусанина. Но они, кажется, не поняли…

Маша: Вопрос, что считать залетом. Я , наверно, только один вспомню.

Максим: Вопросы по организации гонки: Какой стартовый взнос, были ли скидки для лидеров или команд из европы?

Павел: Стартовый взнос был весьма умеренный – 690 или 890EURв зависимости от времени регистрации и оплаты. Скидку клянчить было просто неприлично… Расходы организаторов там просто зашкаливают – один корабль, который вывозит тебя почти двое суток после гонки обратно в Пунта-Аренас, чего стоит. Плюс вертолеты, логистика и т.д.

На следующий год взнос подняли в два раза. 990EUR было, если зарегистрируешься до 30 июня. А если мы вдруг соберемся сейчас, должны будем заплатить уже 1590EUR.  И все же это значительно меньше, чем на гонках мировой серии – в Европе и особенно Австралии с Новой Зеландией. Для сравнения, взнос на прошлый чемпионат мира на Тасмании составлял 8000 австралийских долларов (1,05 к американскому). При этом заявки разлетелись в момент!

Маша: про скидки лидерам не спрашивала. Думаю, при таком соотношении сумма стартового взноса- стоимость перелета, про скидки стыдно спрашивать.

Максим: Что включал в себя стартовый взнос: лодки, жилье, питание?...

Павел: Каяки, обеспечение безопасности, транспортировку с финиша гонки в город (это больше суток на корабле по проливу Бигля, на протяжении которых нас еще и кормили), послегоночный банкет.  Да больше ничего и не надо, в общем-то… Это уже немало.

Маша: Лодки - да.. Жилье, питание - конечно, нет. Немного нас кормили на баркасе, когда мы после финиша плыли в Пунта-Аренас. Т.е. стартовый взнос включал в себя все, что касается организации гонки - логистику снаряжения, дистанцию, безопасность. Легкий фуршет во время открытия и банкет после гонки.

Максим: Была ли подписка о  снятии с организаторов ответственности, требовалась ли страховка и отчего если она была

Павел: Это стандартный момент на всех гонках. Страховка требовалась спортивная, с включенными в нее видами активности (трекинг, велосипед, гребля), это тоже обычный момент на всех гонках. В Москве ее делают в любой страховой компании, стоила, кажется, около 800-900 рублей на человека.

Из особенностей требований организаторов я бы отметил наличие заверенных медицинских сертификатов международного образца. У нас их тебе не сделают ни в однйо клинике. Хорошо, что среди мультиспортсменов тоже встречаются врачи…  А еще, к примеру, каждый должен был привезти с собой кардиограмму. С печатью, датой и подписью.

Маша: По-моему, мы сделали обычную страховку, которая покрывала экстремальные виды спорта. Подписка, конечно, была, она всегда есть.

Максим: Как обеспечивалась безопасность на дистанции. Если происходил бы несчастный случай на трекинге, существовала ли схема эвакуации если да - то как это выглядело. Какие гарантии безопасности на воде?

Павел: На воде нас формально отслеживал корабль ВМС Чили. Он действительно был, стоял у берега в режиме ожидания. У каждой команды в обязательном снаряжении был спутниковый телефон (тоже запечатанный, как иGPS), по которому можно было вызвать помощь. Кого-то вроде эвакуировали вертолетом с трекинга – на 6-е сутки мы слышали «вертушку». Правда, еще до гонки объявили, что ждать эвакуации, возможно, придется до 48 часов (и это тоже понятно:  в нелетную погоду, шторм, вертолету там делать нечего).

С безопасностью на гребле - отдельная история. Каждая команда накануне старта должна была сдать тест по перевороту каяка и водружению обратно, надо было уложиться в 5 минут. Однако мы и еще пара команд, бывших последними в очереди, его не прошли – поднялись сильные волны и организаторы быстренько свернули процесс. Но вроде ни с кем ничего не случилось, только финская команда сломала руль в проливе на вторые сутки, но как-то доплыла и без него…

Маша: Насколько я помню, вертолет у них был. Теоретически мы бы звонили со спутникового телефона и нас бы спасали. Сколько бы это заняло времени.. Вопрос, наверно, зависит от места, от погоды. В общем, риски серьезные и рассчитывать, что как только ты захочешь, тебя оттуда вывезут сразу, не стоит, вероятность пожить в палатке пару -тройку дней минимум до момента, пока тебя спасут, очень большая. Да и телефон там не очень хорошо ловит, как говорят, спутников у полюсов не так много летает.

Гребля была рано утром, там где открытая вода. Был большой корабль, который всех бы , наверно, спас, если что. У нас были рации, спутниковый телефон, сигнальные ракеты.  В общем, и лодки довольно надежные.

Максим: Сколько было всего КП и сколько из них обитаемы. Существовало ли КВ на каких то отдельных участках дистанции. Технические этапы были или нет? Какая система отметки.

 

Павел: КП было очень немного, немногим более 20 на всю гонку. Расстояния между ними были огромны. Например, на длинном велоэтапе (16 часов, с учетом сна) КП не было вообще, просто телепортировались на 125 км от одной транзитки до другой.  На гребле тоже. Пункты на трекинге в основном ставились в начале и конце этапов, либо задавали базовые направления для трекинга, а выбор маршрута зависел уже лично от тебя.

Все КП, кроме одного, были обитаемы (соответственно, отметкой была запись в протокол у судей). К слову, волонтерам и самим приходилось добираться до них сутки или даже двое, а потом выходить обратно в точку сбора. Поэтому требования к волонтерам на этой гонке были весьма и весьма высоки – кроме выносливости и готовности уйти на неделю куда-нибудь в задницу, они должны были свободно говорить по-английски. Однако недостатка в волонтерах не было:  ведь им оплачивали расходы на дорогу, то есть получалась бесплатная командировка в Патагонию. Вот только отдыхом это не назовешь - работы хватало у всех.

С единственным необитаемым КП случилась история, которая могла показаться забавной, если не ставить себя на место пострадавших. Хорватской команде не сказали, что людей на этом болоте не будет, и они час ползали по заросшему турбалю в поисках палатки. Даже распаковали спутниковый телефон и пытались дозвониться, но…. Никто из организаторов трубку не снял.  И такое бывает.

Кстати, мы тоже попали под раздачу: нам забыли сказать об отмене первого КП на длинном трекинге (причем стоять он должен был относительно недалеко, буквально в двух часах от дороги и «транзитки», на тропе). И мы час с лишним потратили на облезание окрестных горок ив поисках волонтеров, хотя точка была достаточно очевидной – поляна на повороте тропы в долину. Даже хотели бежать обратно в транзитку за правдой.

Технический этап был один, но абсолютно естественный – 70-метровый дюльфер через каменную пробку в долине вдоль водопада. Говорят, там было потрясающе красиво. Приходится верить… Поскольку мы сами прошли его уже в темноте.

Маша: Вся дистанция 20 КП, почти все обитаемые. КВ было, по-моему, в каждой транзитке и в конце где-то на трекинге. Был один дюльфер, довольно красивый, но мы были там ночью, поэтому как там красиво, можно было только представить.

Максим: Карты какого масштаба и качеста и формата, насколько они точны. Были ли у вас претензии к организаторам?

Павел: Карты были масштаба от 500 м до 1500 км (большой велосипед). На последней 47-километровой гребле по проливу Бэгла (длинный и узкий пролив, соединяющий Тихий океан с Атлантическим - параллельный Магелланову) должна была быть старинная морская навигационная карта 200-летней (на первый взгляд) давности. Только вот греблю эту отменили, как вы знаете.

Карты нам позиционировали как нечто превосходящее ожидания, подготовленное какой-то американской конторой специально для гонки. Раньше ведь и по космоснимкам бегали – как первая наша команда в Патагонии в 2005 году. На деле же карты, на мой взгляд, оказались фуфлом, особенно в плане корректного отражения рельефа. Есть разные программки,  преобразующие космоснимки с топокарту с рельефом на основании спутниковых данных. Вот по ней тупо карты и заделали, без какой-либо ручной корректировки. Очень генерализованно. Получилась не то что бы «пачка Беломора», но любые детали рельефа, кроме совсем больших гор, на ней были сглажены или отсутствовали вовсе. Ориентируйся как хочешь. Мне, если честно, не понравилось. Карта местами просто бесила. И все-таки это лучше, чем по космоснимку. Крупная гидрография была отражена корректно, а нарисовать все ручьи и притоки было бы, наверное, непосильной задачей.

Маша: Карты не самые лучшие, что уж там. Паша лучше расскажет. Очень генерализованные. Контур 20 метров, но многие элементы не были отображены, что, конечно, не радовало. Масштаб, не помню, по-моему, 500-метровка. Карты для всех одинаковые, поэтому смысла нет жаловаться.Это такая обязательная часть приключения- плохие карты.

У меня нет особых претензий к организаторам. А нет, один раз нам не сказали, что КП отменили, что стоили нам несколько часов светлого времени.

Максим: Был ли призовой фонд или были призы. Существовал ли мониторинг команд?

Павел: Как гласит сайт гонки, главный приз – это сама возможность участвовать в длиннейшей и одной из самых впечатляющих гонок в мире. И тут я с ними совершенно согласен.  Победителям дают переходящий хрустальный приз, что не мешает тому же «Адидасу» приезжать и выигрывать его четыре раза подряд.  Патагония – она сама по себе затягивает… Это не спортивная гонка, это сама жизнь.

А вот что дословно говорят организаторы по этому поводу:

The PATAGONIAN EXPEDITION RACE is run in the Olympic spirit, which has been recognised since 2007 by the Chilean Olympic Committee (COCH) and does not award monetary prizes. The athletes who are chosen to participate will have the privilege of having participated in the longest and most impressive expedition race ever to have taken place in the history of adventure racing, in which the motivation to compete and to continue forward each day is not trying to win a monetary award, but is rather the goal of exceeding one’s own limits, of facing indomitable Nature herself, of discovering and exploring one of the most pristine and isolated regions on our planet.

The racers who take part in the PATAGONIAN EXPEDITION RACE will live an experience that will stand out for the rest of their lives. The winners will have the honour of having been the best in the race that has been defined as the wildest and most beautiful in the world.

«Победителям достается честь называться лучшими на самой дикой и самой прекрасной гонке в мире».

Мониторинг команд с помощью GPS-трекеров был, но как-то это не очень транслировалось на сайт, насколько я помню…

Маша: Призов особо нет, какие-то номинальные призы- по типу поездки смотреть китов, как я слышала давно еще, но не уверена. Попасть туда, где мы были, это, на мой взгляд, уже очень достойно. Мониторинг - да, конечно, у нас были треккеры и все транслировалось довольно неплохо. В какой-то момент сайт упал - с кем не бывает...

Максим: Реально ли попасть в призы вашей команде в случае участия в следующей гонке.

Павел: Нашей – объективно, нет.  Все-таки не тот уровень подготовки и отдачи.

Возможно, команда, составленная из сильнейших российских спортсменов (Игоря Клепчи, Артёма Ростовцева, Павла Сысоева, Вована Левченко, Сергея Курова, Наташи Абрамовой, Иры Сафроновой, Маши Пляшечко) и смогла бы побороться, но уверенности в этом нет. Каждому из них (кроме Ростовцева) нужен опыт участия хотя бы в одной подобной гонке для понимания особенностей местности. А вот со второго раза, при должном настрое - могло бы получиться.

Маша: Вопрос в том, кто сколько усилий готов вложить в подготовку. Теоретически реально, практически вряд ли.

Максим: Как часто, если возникало, появлялось желание сойти, желание о прекращении занятий мультиспротом и т д..

Павел: Таких желаний не появлялось даже у меня, который в последние два дня чувствовал себя хуже остальных товарищей по команде.

А вот моральная усталость, желание никогда больше не возвращаться в Патагонию и удивление от того, как можно приезжать в эти дебри несколько лет подряд – не скрою, было.

Разум отказывался объяснить, как можно год за годом себя так истязать?  Но спустя время, погрузившись в рутинную жизнь, ты все чаще вспоминаешь цветные картинки оттуда и  понимаешь, что «попал». Избавиться от этого очень сложно – наша (хорошо, не буду говорить за всех – моя) обыденная жизнь слишком бедна, чтобы такая сильная встряска, такие впечатления спокойно покрылись пылью в недрах памяти.  Нет уж, они требуют повтоения банкета!

Маша: У меня не возникает таких желаний. В общем-то никаких иллюзий, что будет легко, нет, поэтому и настрой соответствующий. Скажем так, даже наоборот, когда случается засада, я начинаю злиться, что мы не смогли это предотвратить и все мысли направляются в сторону как засаду перебороть.

Максим: Существует мнение что для участия в таких гонках нужно пройти огромный предварительный путь, иметь немереный опыт именно многосуточных гонок - как вам кажется каков должен быть минимальный уровень опыта у потенциальных участников.

Павел: Вот уж не знаю, чьё это мнение…. Но одновременно готов и согласиться, и поспорить. Действительно, с одной стороны, нужны очень специфические навыки – морская гребля, например, или психологическая устойчивость, необходимая для долгого движения в режиме нон-стоп.

Однако, с позиции накопленного горного опыта могу сказать, что любое месячное автономное горное путешествие даст тебе с лихвой практически все необходимое для успешного прохождения Патагонской гонки. Все-таки это уже гораздо ближе к туризму, просто в очень и очень спортивной его версии.

В общем, пару экспедиционных гонок перед поездкой в Патагонию пробежать не мешало бы… Но можно обойтись и без них, если у тебя достаточный запас моральных сил и опыта автономных путешествий, неважно где и куда.

А так, в принципе, в Патагонию может заявиться и поехать любой. Были бы деньги…  Ну а дальше – дальше мне самому интересно было бы провести эксперимент на людях сильных, но не слишком опытных в плане приключенческих гонок. Посмотреть, как бы проходили адаптация и выживание.

Маша: Абсолютно правильно мнение. Наверно, если быть сильным, с опытом серьезных походов, пробежать одну настоящую многодневную гонку, иметь достаточное количество аналитических способностей, чтобы из небольшого опыта создать верную картину того, что будет происходит, пообщаться с опытными людьми, то этого хватит.

Максим: Была ли дистанция вариативной, точнее выбор навигации, выбор в прохождении был, или  все команды шли однозначными маршрутами или коридорами. Ну например когда вы тащили лодки через остров не было ли варианта его обплыть?

Маша: Варианты были, конечно. Существовал рекомендованный маршрут, нарисованный линией на карте, но отклонятся от него никто не запрещал. Мы как-то старались его придерживаться. Другие команды по-всякому. Некоторые срезали через перевалы.  Глобально все просто -идешь по долине, лезешь наверх, берешь КП, слезаешь вниз идешь дальше. Вариантов движения  по долине теоретически множество - троп все равно нет. Но практически все идут где-то ближе к реке, там вроде как почище должно быть, иногда кто-то выше границы леса залезал. Трудно сказать, варианты навигации ли это, потому что базируясь на карте, вариантов особо нет, по-моему. Когда лодки тащили - условные варианты были. Можно было по ручьям щемиться, можно просто прямо идти, вокруг оплыть - это не был не вариант вообще.

Павел: Начну с конца. Оплыть остров просто было нереально, это сотни полторы километров. Вот карта острова Доусон (в левом нижнем углу – километровая сетка, в помощь): http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/e/e0/Chile_Dawson_Island.png

Мы прорывались по тоненькому перешейку в центре, там примерно 12-13 км и в центре есть два озерца, то есть километра два с половиной в ходе этого мегаволока мы проплыли по воде.  Вообще, тот волок -- благодаря Маше -- стал нашим бенефисом: мы на этом участке показали третье (!!) время, после победителей и американцев – 5 часов 11 минут (правда, надо сказать, лидеры справились за совершенно нереальные 4 часа, как будто все время бежали с каяками наперевес). Ключевую роль в преодолении этого волока играла сила девушки. Если она не могла тянуть каяк в упряжке с напарником, всей команде приходилось челночить. Но наша Маша, как настоящая русская женщина -- каяк на скаку остановит и в гору его занесёт.

Насчет навигации в целом. Где-то довелось прочесть мнение, что навигации в Патагонии нет совсем, а гонка представляет собой (дословно) «движение почти по маркировке».  Не знаю, какая аберрация сознания случилась у человека, выдавшего такой пассаж… На карте был действительно нарисован примерно рекомендованный путь – но он совершенно не был привязан к реальной местности, а просто как бы обозначала долины, по которым надо было идти. И то это была не догма. Не было никакой однозначности. Пути между КП каждая команда выбирала, как бог на душу положит.

Специально для понимания рекомендую посмотреть видео из Патагонии американской команды GearJunkie, ставшей в итоге третьими – «Как назвать гору в честь себя»

Там очень подробно показана карта, и что с тобой может случиться, если пойдешь не по рекомендованному организаторами пути, а попытаешься срезать напрямую.

Впрочем, они рискнули – и выиграли!  Ролик совершенно чумовой.

Этот ролик и будет лучшим ответом на вопрос о путях и навигации.  Добавлю только, что GPS был категорически запрещен (равно как и на всех мировых гонках).

Максим: Посмотрев ролики увидел что команды использовали палатки, веревки страховочные, кошки - это все входило в обязательное снаряжение или на усмотрение команд. И что вам приходилось тащить с собой, чего на обычных наших гонках не используется?

Маша: Нет, дополнительного никто ничего не носит, обязательное снаряжение и все, и так еле в рюкзак помещается. У меня, может, флиска на большой трекинг еще одна "лишняя" была, ну и носки, а так все по списку.  Кошек ни у кого не было, это показалось.

У нас таких гонок больших нет, поэтому и снаряжения такого нет. На воде было много всего - рации, факелы, сигнальные ракеты, сухой гидрик. На остальные этапы - телефон спутниковый, палатка, спальник, да и все, мне кажется, остальное все- как обычно. Аптечка, термопленка, одежда.

Паша: Кошки, положим, ты точно видеть не мог – их не было ни в одном списке снаряжения.  В упомянутом выше роликеGearJunkie американцы полезли на совершенно неизведанный перевал без всяких кошек. Отморозки, конечно… в хорошем смысле этого слова.  В остальном мы носили ровно то, что входило в обязательный список, и то старались сократить его по минимуму. Например, треть аптечки беспощадно отстрелили после проверки (потому что требования по медицине превосходили любые здравые и привычные нормы, и мы сомневаемся, что все команды беспрекословно этому следовали).

Из снаряжения, которое у нас не используется, отмечу «дымовуху» и сигнальный фаер, которые мы брали в аренду: это средства для подачи сигналов спасателям в дневное и ночное время суток. Мы носили их всю гонку, равно как и запечатанные и опломбированные GPS и спутниковый телефон.

Из особенного снаряжения, с которым раньше не приходилось сталкиваться, особенно отметил бы Dry Suit – абсолютно непромокаемый гребной костюм для низких температур. Насколько я знаю, в чем-то таком полярные лыжные экспедиции преодолевают полыньи.  Если ты правильно всё застегнул, вполне безболезненно какое-то время можешь бултыхаться в холодной воде.  Когда я одел его первый раз (на тестах), не до самого конца застегнул «ширинку» - и моментально набрал полные штаны воды. Опасная штука оказалась…

Кому интересно, список обязательного снаряжения (на 4 страницах) вот: http://www.patagonianexpeditionrace.com/downloads/Mandatory-equipment-list2013.pdf

Внушает!

Patagonian Expedition Race

Patagonian Expedition Race

Максим Дмитриев: Спасибо вам за обстоятельные и интересные ответы и желаю вам успешного выступления в этом и чтобы все были живы и здоровы.

Patagonian Expedition Race
Ночной старт

Patagonian Expedition Race
Магелланов пролив на рассвете

Patagonian Expedition Race
El Grand Turbal (местные болота)

Patagonian Expedition Race
Ландшафт

Patagonian Expedition Race
На финише спустя 8,5 суток  (тогда еще не было понятно, что это финиш гонки – наутро ребята собирались плыть)

Patagonian Expedition Race

Patagonian Expedition Race
Фотографии - Alexandre Buisse